Герои

Эксклюзивное интервью с актрисой фильма «Гоголь» — Таисией Вилковой

Опубликовано 22 августа в 10:30
0 0 0 0 0

27 августа, в День российского кино, состоится премьерный показ фильма Егора Баранова «Гоголь. Начало». В российский прокат картина выйдет 31 августа. Фильм выйдет в двух версиях: 18+ и 16+, в которой вырезали наиболее откровенные сцены. Картина представляет собой мистический фэнтези-триллер, который основан на сборнике рассказов «Вечера на хуторе близ Диканьки». 

«Гоголь. Начало» — первый из четырёх фильмов, которые выйдут в прокат. 

Как и почему вы решили присоединиться к команде «Гоголя»?

Я узнала об этом проекте еще за год или за два до начала съёмок, когда снималась в «Фарце» у режиссера Егора Баранова и продюсера Александра Цекало. С Цекало мы познакомились, еще когда я училась на первом курсе школы-студии МХАТ. Он пришел к нам на занятия по актерскому мастерству в поисках молодых актеров, с этого все и началось. Кстати, и пробы для «Гоголя» проводил лично он, и я была невероятно счастлива, когда узнала, что меня утвердили.

Сначала мы сняли пилотную серию. Прошло больше года, прежде чем мы приступили к основным съёмкам.  Таким образом, в первой части мне 18 лет, а во всех остальных — 20. В принципе, это два разных человека – столько всего произошло в моей жизни за это время! Я, например, успела отрезать свои прекрасные длинные волосы, поэтому в дальнейшем мне для съёмок наращивали их. Каждый раз подготовка образа занимала примерно часа полтора-два.

Опишите свою героиню. Какая она?

Лиза, – милая, нежная и прекрасная девушка, наивная, светлая, трогательная, чуткая, добрая и абсолютно беззащитная, почти ребенок. Даже Гоголь в сравнении с ней кажется взрослым и опытным мужчиной, не говоря уже о ее муже, пане Данишевском.

Какие отношения связывают ее с мужем? Они любят друг друга?

В начале фильма мы можем только догадываться об этом. Данишевский гораздо старше Лизы и ведет себя, как тиран. Специально ради этого образа актера Артема Ткаченко немного состарили – добавили седины и морщин. Истинная природа наших отношений раскроется ближе к финалу, так что не хочется портить зрителям впечатление.

В фильме есть сцена, где вы с Александром Петровым появляетесь в кадре обнаженными. Знаю, что для вас это первый подобный опыт. Как вы на него отважились?

Раньше мне поступали подобные предложения, но все заканчивалось или отказом, или дублером. Но в этот раз я решила, что пора. Началась взрослая жизнь, и надо сделать этот шаг. Все-таки тело – это инструмент актера, и его надо все время развивать. Перед съемками я волновалась три дня, но на площадке все это прошло, я была спокойна. В какой-то момент Егор Баранов вообще забыл про нас с Сашей Петровым, обсуждая с оператором, как выставлен свет – так что мы просто лежали и смеялись.

Вы легко нашли общий язык с Александром Петровым?

«Гоголь» — не первый наш совместный проект с Сашей, мы и в театре вместе играем. Так что во время фотосессии для постера «Гоголя» он даже сказал мне: «Господи! Сколько можно с тобой сниматься!» (смеется). Когда мы познакомились, он уже был актером, подающим большие надежды. Сейчас он набрал вес, но внутри совсем не изменился, и я его очень уважаю. Даже если он совсем устает, он все равно находит в себе силы улыбаться и шутить. Режиссеру Егору Баранову тоже очень нравится работать с Сашей – по-моему, у них отличный тандем!

В фильме у вас есть также несколько сцен с Олегом Меньшиковым. Страшно было к ним подступаться?

Не могу сказать, что очень страшно, но волнительно — очень хотелось не опозориться. За кадром Олег Евгеньевич собранный, сдержанный, довольно закрытый. Ему достаточно просто появиться на площадке, и все начинают работать быстро, тихо и вежливо. Отовсюду только и слышишь: «будьте любезны», «пожалуйста»… А когда он со своей прямой спиной входит в кадр, то и вовсе начинается что-то фантастическое. Я смотрела на него, и у меня не было слов – забывала сама играть в это время (смеется). Не знаю, можно ли вообще приблизиться к такому уровню мастерства, таланта и харизмы. Рядом с ним ощущаешь свое полное ничтожество.

Егор Баранов – строгий режиссер?

Нет, совсем нет. Он никогда ни к чему не придирается, иногда вообще делает вид, что тебя не существует, что даже обидно – уж лучше бы придирался! (смеется). Я снимаюсь у него уже не первый раз, и я знаю, что если он молчит, значит все хорошо. Было бы плохо – сказал бы.

Вы любите фильмы ужасов?

Терпеть не могу ужасы, мне совсем не доставляет удовольствия себя терзать. Когда во время просмотра начинает замирать сердце, а дыхание становится тяжелым – это не для меня. Когда мы первый раз смотрели «Гоголя», то слева от меня сидел Евгений Стычкин, а справа — Егор Баранов. При первом же страшном эпизоде я вцепилась им в руки, и так и сидела до конца. Только когда пошли титры, отпустила их и немножко расслабилась.


Подать сюжеты Гоголя в виде хоррора – это очень круто. Но «Гоголь» — это не просто ужастик, в нем есть элементы многих стилей, как, собственно, и в книгах Гоголя.

Как вы отреагировали на предложение сняться в фильме по мотивам школьной классики? Ее вообще можно трогать?

Я считаю, что не просто можно, а нужно! У многих моих ровесников в голове засела мысль, что классика – это скучно, что читать ее не нужно. Поэтому никто и не читает. А виной всему то, как подают классику в школе. Если подать ее красиво и вкусно, как в «Гоголе», то, уверена, что отношение к этим книгам и их авторам изменится. Я хочу, чтобы каждый понял, что классические писатели – классные ребята, которые так же, как и мы, любили, ненавидели, хулиганили. Я обожаю книги с детства, стараюсь и сейчас находить время для чтения. В отличие от кино, которое люди обычно смотрят в компании с кем-то, книга – это только твое, личное, твой собственный выдуманный мир. Если бросить читать, перестать тренировать мозг, то человечество просто вымрет.


За что вы любите Гоголя?

Гоголь – гений, удивительный фантазер и хулиган. Один «Нос» чего стоит! Я все люблю у него, и особенно «Мертвые души», которые многим моим сверстникам кажутся скучными. Мне так вообще не кажется. А из «Вечеров на хуторе…» я с детства больше всех люблю «Майскую ночь, или утопленницу»: мертвая девочка, которая, как русалка, выходит из воды… Крутой образ! Мне кажется, что книги Гоголя – это высокохудожественная фантастика, которая имеет много общего с современными популярными жанрами, и наш фильм как раз это и подчеркивает.

0 0 0 0 0
Вконтакте
facebook