О серьезном

Творить добро. Как это делают в Краснодаре. Часть II

Опубликовано 13 апреля 2016 в 16:52
0 0 0 0 0

Краснодарцы рассказывают о том, что побуждает их на благотворительность и кому они готовы помогать беспрекословно.

Анна Губенко, директор рекламного агентства «Медиатрон» и PR-агентства PR Partner Юг:

— Что побуждает вас на благотворительность?

— Сильная инстинктивная потребность делиться. Это часть жизни теперь. У каждого человека свои побуждения. И обычно это не обязательство, а призвание! Не всегда нужны деньги для того, чтобы этим заниматься. Я, к примеру, жертвую не только свою прибыль, но и профессиональные ресурсы, получая от этого большую радость, удовлетворение оттого, что сделала кого-то счастливым, здоровым.

— В каком случае вы можете помочь (даёте ли попрошайкам при церквях, или же исключительно адресно через знакомых)?

— Я обычно даю небольшие деньги попрошайкам в церквях и на улицах, цыганам с маленькими детьми и т. д. И, хотя я понимаю, что это возможные аферисты, всё равно не могу пройти мимо. Но такие случаи, как и пожертвования для церкви я не называю благотворительностью, это скорее инстинктивный порыв, основанный на жалости. Уровень моего благосостояния позволяет мне участвовать в благотворительности. Лет пять назад я выбрала для себя путь — помощь благотворительной организации «Синяя птица». Тогда это была помощь вещами, нерегулярные перечисления от компании. А сейчас это уже регулярная систематическая финансовая помощь и любая поддержка по части моей профессии — от дизайна до печати листовок. Теперь, я с гордостью, являюсь уже Членом попечительского совета «Синей птицы» и теперь стараюсь агитировать и других людей, предпринимателей делать добрые дела.

— Много ли у нас в городе отзывчивых людей по вашему мнению?

— Отзывчивых людей много. Не все просто реализуют свои желания помогать. И не все афишируют свои действия. По-моему, для формирования отзывчивого общества, нужна, во-первых, поддержка властей. А во-вторых, влияние лидеров мнений. Хороший пример: модель Наталья Водянова или актриса Чулпан Хаматова. Такие известные благотворители нужны и нашему региону. В-третьих, необходимы социальные рекламные и PR-кампании, которые преследуют цель не алчную, а благую.

Изабелла Кулешова, руководитель PR-направления ТГ «Люди Добрые»:

— Что побуждает вас на благотворительность?

— Не люблю это слово. От него несет казенными кабинетами и снисхождением. Это просто желание помочь – такое же естественное для человека, как желание любить. Важно помнить, что в первую очередь ты делаешь это для себя и не мнить себя благодетелем, ведь, прежде всего, это внутренний запрос.

— В каком случае вы можете помочь?

— В любых, когда я верю, что моя помощь пойдет во благо и дойдет до просящего. Не подаю у церквей, не даю денег цыганкам с детьми, не помогаю «благотворителям» с коробками для сбора денег на детей. Это профессиональные попрошайки и мошенники. Предпочитаю помогать приютам для бездомных животных, благотворительным фондам помощи больным детям и детским домам. По возможности занимаюсь волонтерской работой – помощь делом тоже важна.

— Много ли у нас в городе отзывчивых людей по вашему мнению?

— Достаточно для того, чтобы был смысл все это делать. Почти все мои знакомые и друзья так или иначе помогают. Просто плохое всегда лучше видно и о нем много говорят, а хорошие дела чаще всего совершаются молча.

Светлана Черникова, начальник отдела рекламы сети «Патрик&Мари», pr-директор Noosa-Amsterdam Russia, кофаундер pr-агентства Babushka:

— Что побуждает вас на благотворительность?

— Делать добрые дела побуждает отсутствие моральных сил не делать их. Я думаю, любой здоровый человек с добрым сердцем, видя крик (или тихую просьбу) о помощи просто не сможет пройти мимо. Меня воспитали так: вселенная сделала тебя сильным для того, чтобы помочь через тебя слабому. Причем, я не имею в виду перманентную силу, власть, финансовую возможность – все в рамках конкретной ситуации.

— В каком случае вы можете помочь?

— Чаще всего я помогаю животным всеми доступными способами. Разумеется, проверяю авторитетность и достоверность запроса, чтобы не попасться, например, на фейке про щенков далматинца, который «гуляет» в сети уже несколько лет. Не могу отказать детским просьбам, вроде покупки Денди для детского дома. В свое время я крестила двух мальчиков из такого учреждения. И им не могла отказать совершенно ни в чем. Крымская трагедия не обошла меня стороной: это тот самый случай, когда не успеваешь даже подумать, просто садишься и едешь туда, где тебя ждут. Бабулечки, продающие на улицах что-то – это всегда. Уличные музыканты. Различные фонды (одна из последних находок – фонд помощи нерпам). А вот с тяжело больными людьми из интернета у меня почему-то сложнее…могу помочь знакомым, за редким исключением знакомым знакомых.

— Много ли у нас в городе отзывчивых людей по вашему мнению?

— Конечно! Этих людей гораздо больше, чем может показаться. Для меня показатель та же крымская трагедия. Тогда мне посчастливилось увидеть добрую половину «тусовщиков» и «селебрити», простите за такие слова, Краснодара с лопатами, по колено в грязи, отдающими все свои силы. Многие помогают, но по-тихому, потому что добрыми делами хвалиться не принято и это правильно. Но не всегда. Не стоит забывать, что многие из нас лидеры мнений для определенных групп людей, и им, этим людям, нужен живой пример.

Творить добро. Как это делают в Краснодаре. Часть I 

0 0 0 0 0
Вконтакте
facebook