Редакция 09.05.2016

«Земная жизнь». Воспоминания о войне

Анна Червякова, экс-редактор «Кублога», выпустила книгу о военных воспоминаниях своего деда — Леля Ивановича Тюрина. The Krasnodar Room публикует отрывок из книги «Земная жизнь».


То ли в Венгрии, то ли в Румынии, уж я не помню, послали нас однажды тянуть линию, которая шла параллельно железной дороге. На железной дороге стоял немецкий эшелон со снарядами и боеприпасами, захваченный нашими войсками. Мы остановились сделать перекур метрах в двухстах.

Нам повезло, что между нами и составом находилась каменная железнодорожная будка. Повезло, потому что вдруг налетела эскадрилья немецких «мессершмиттов» и начала этот эшелон бомбить, чтобы нашей стороне не достались немецкие боеприпасы. Самолетов было девять. Я видел, как они выстраивались в небе в круг, по очереди пикировали, сбрасывали бомбы и опять поднимались вверх – как будто это была воздушная карусель.

Эшелон очень быстро загорелся, и боеприпасы начали детонировать. Пошли ужасные, страшные взрывы, полетели осколки снарядов, неразорвавшиеся снаряды и части вагонов. Через нашу защиту – каменную будку – перелетела чуть не половина рамы от вагона.

Каждый прятался как мог. Когда бомбят, нужно ложиться, а еще лучше закапываться в землю. За будкой начиналось убранное кукурузное поле, и там шалашиками были сложены снопы. Под один такой шалашик я залез, и как раз в это время какой-то немец или промахнулся мимо состава, или нарочно ударил в железнодорожную будку – в общем, прямо метрах в десяти от меня взорвалась бомба. Сноп разметало, а меня ударило воздушной волной. Из правого уха у меня потекла кровь, слышать я совершенно перестал, заболела голова, навалилась слабость.

Налет кончился. Идти я с грехом пополам мог, и линию мы до дивизиона дотянули. Командир отделения мне сказал: «Иди в санчасть». А я по дурости отказался: «Ничего, вроде уже лучше стало». Голова у меня хоть и болела, а слышать левым ухом я начал, да и из правого кровь перестала течь. Так что я остался с напарником дежурить в том дивизионе. Решили – отдежурю первым, потому что все-таки чувствовал себя нехорошо. Напарник мой лег спать, а я сел дежурить. Сидел, сидел. Надо было, дураку, идти в санчасть. И заснул. А в это время проводил проверку начальник связи нашей бригады майор Судзиловский. «Ромашка, Ромашка». А я не ответил. Значит, сплю.

На следующее утро меня вызвали на центральную станцию, и майор Судзиловский стал меня ругать: «Как это можно спать на дежурстве, безобразие какое, да я тебя в штрафную отправлю!»

И действительно, решил отправить меня в штрафную роту. Тут же меня арестовали. Сняли ремень, забрали карабин и повели в ближайшую штрафную роту, она была где-то недалеко. А идти надо было мимо нашего наблюдательного пункта.

В это время там как раз находился наш комбриг, полковник Пастух. Ведут меня безоружного под конвоем. Полковник увидел: «Это куда Тюрина ведут?» А командование знало нас, связистов, потому что дежурили мы и в штабе, и на наблюдательных пунктах у них на глазах. «А вот, в штрафную». – «Как в штрафную?» – «Заснул на дежурстве». – «Так у тебя лишних связистов что ли много?» – «Да нет, – говорит майор, – не хватает».

В общем, приказали меня доставить к полковнику. «Ну, Тюрин, как получилось, что ты заснул?» Я ему рассказал, мол, контузия у меня, а я подумал, смогу отдежурить, а не выдержал. Полковник Судзиловскому говорит: «И ты за это, даже не поговорив с человеком, посылаешь в штрафную? Отставить!» Вернули мне карабин, вернули ремень, в общем, обошлось…

А надо сказать, что в ночь того дня эту штрафную роту послали в разведку боем, и погибла чуть не половина роты. Так что и мне бы, может, пришлось там лечь. Очень многие погибали в этой роте. Мы видели один раз, как штрафная рота среди бела дня шла в атаку только для того, чтобы можно было засечь огневые точки врага.

материалы в других городах

в центре внимания Вернуться на главную

цитата дня «Я понимаю задачи, которыми необходимо заниматься, и готов отстаивать интересы Краснодара и продолжать служить городу».
В. Евланов о согласии баллотироваться в Госдуму
видео дня Герои 207 фильмов исполнили песню Рики Мартина