«Жертвуя пешкой»: Конь ходит на Б-7. Фишер идет в пучину безумия

Крайне популярный в последнее десятилетие жанр байопика стал, пожалуй, самым консервативным направлением голливудского кино наравне с современными хоррорами и мелодрамами. Все здесь каждый раз делается по заведенному шаблону, который время от времени трансформируется, в зависимости от взятого за основу материала. Не избежать в каждой такой жанровой работе душещипательных историй про сложное детство героя, концентрации на переломном моменте его жизни, который сделает из него настоящего героя, также практически всегда обязательна здесь любовная линия. Новая работа автора «Последнего Самурая» Эдварда Цвика с первого взгляда кажется классическим проходным байопиком, рассказывающим о жизни самого эксцентричного шахматиста в истории мирового спорта. Но уже через полчаса повествования скучная на вид история превращается в гимн торжества хаоса над порядком, идеологии над популистскими идеалами, и гением над банальной человеческой адекватностью. У Цвика получилось использовать скучнейший жанр лишь в качестве отправной точки всего повествования.

Основной костяк сюжета «Жертвуя пешкой» происходит в 1972 году, на мировом чемпионате по шахматам в Рейкьявике. Эксцентричный американский гений Бобби Фишер ведет беспрецедентную борьбу с лучшими мировыми спортсменами, показывая каждый раз на поле просто феноменальную игру. Его главная цель — советский шахматист Борис Спасский, у которого гений из Бостона пытается вырвать из рук звание чемпиона мира. Но основной синопсис фильма происходит вовсе не на шахматной арене, а в душных номерах отелей и в кулуарах чемпионата. Бобби Фишер сбегает с игр, пытается разбить камеры телеоператора, требует немыслимые гонорары за каждую игру и пытается напасть на своего соперника на местном пляже. Вся мировая общественность думает, что американцы вместе со своей звездой ведут хитрую игру по срыву чемпионата. На самом же деле Бобби Фишер с каждым днем все глубже погружается в пучину собственного сумасшествия, путая реальность с иллюзией, а шахматную игру с противостоянием масонов, евреев и проклятых коммунистов.

История жизни Бобби Фишера, несмотря на все его спортивные успехи, кажется на самом деле прекрасным примером развития диагноза бурно цветущей шизофрении. Стал в 12 лет самым молодым чемпионом по шахматам в США, с ранних лет ненавидел проигрывать даже самым сильным противникам, возненавидел СССР из-за матери, симпатизирующей коммунистам, в полнейшей истерике убежал с матча Европы, подумав, что советские шахматисты жульничают. Цвик в течение получаса сразу показывает зрителю основные точки пути Фишера к славе, объясняет его странности поведения, и уже после первой трети ленты абсолютно забывает, что снимает байопик, и погружается в пучину психоанализа безумия одного единственного человека, чья паранойя в какой-то момент начинает распространяться на окружающих.

Вообще даже само время, в которое происходят события «Жертвуя пешкой», сложно назвать менее сумасшедшим и шизофреничным, чем сам Фишер. Матч между Фишером и Спасским мировая общественность воспринимает как битву за интеллектуальное превосходство между США и СССР. Менеджер Бобби постоянно намекает ему, что если он проиграет, то это будет последним гвоздем в гроб Америки. Развивающееся сумасшествие шахматиста подогревают и президент США Никсон, и его собственный наставник, и даже священник, который постоянно путешествует с Фишером по миру. Герой все больше начинает верить в то, что вокруг него плетется неведомый заговор, и превращается в невротика с дергающейся бровью. У постановщика практически идеально получилось показать эту прогрессию психического расстройства на фоне всеобщей неадекватной истерии.

Главной же движущей силой сюжета «Жертвуя пешкой» остается развитие паранойи Фишера во время мирового турнира. Показать все буйство неадекватности этого скорее отрицательного героя легло на плечи бывшего Человека-Паука Тобби Магуайера. И самое интересное — актер смог блистательно справиться с поставленной перед ним задачей. Все эти перегибы Фишера на чемпионате, его истеричные звонки родственникам, швыряние апельсинами в духовных лиц в исполнении актера выглядят настолько органично, что даже практически нулевое внешнее сходство с прототипом абсолютно не портит впечатления. У Тобби, также как и у самого Фишера, получилось разгуливать по тонкой грани между тотальным сумасшествием и нескрываемым внутренним гением. Конечно, «Оскара» он точно не получит, но что-то мне подсказывает, что от номинации ему не убежать. Возможно теперь он все же запомнится зрителям не только как мальчик в разноцветном трико.

Основная же цель «Жертвуя пешкой», несмотря на заданный жанр — вовсе не изображение жизни эксцентричного шахматиста. Эдвард Цвик смог снять прекрасную историю о том, как абсолютный шизофреник, тотальный грубиян и стопроцентный асоциальный эскапист смог стать национальным героем. Фишер бросает чемпионат и посылает всех на три буквы — ему тут же лично звонит такой же хамоватый подонок Никсон, Бобби говорит на камеру о том, что нужно убить всех евреев — ок, ничего страшного, парень просто немного устал после матча. Эта двуличность общества, которое готово простить все человеку, прославляющему страну, кажется порой в фильме не меньшим сумасшествием, чем раскуроченные в поисках жучков телефоны во всех отелях шахматиста. Порой кажется, что два параноика нашли друг друга. И Фишер, и пропаганда того времени.

Этот нетипичный и крайне интересный байопик вряд ли войдет в шорт-лист лучших представителей жанра, и будет забыт массовым зрителем уже через пару лет. Но для настоящих ценителей хорошего кино «Жертвуя пешкой» останется прекрасным примером того, как в кажущемся уже мертвом голливудском направлении все еще можно сделать что-то новое. Просто порой стоит поменьше обращать внимание на личность, и использовать её для своих целей. Разве не это проделали с Фишером мировые журналисты?

Денис Юрьев